Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:10 

светлые_сумерки
пишу по шаннаре. чтобы вспомнить хотя-бы имена глянула мегабыстрой промоточкой части алланор-андер, нещадно мотая все остальное. углядела стражницу, которую оказывается прибили. а я ее вписала. хм. ну вот, можно и с именем не заморачиваться)))
еще из коммента поняла, что сериал состряпали кусьмарами из нескольких книг, прям как хозяина морей. так что, и у них ау. вальсируем дальше. бесстыдно. до второго сезона. а то они там андеру быстро королеву найдут.


главное, инет завис, ну думаю, попишу. а ворд, зараза, вместе с компом, брык коленцом, и не сохранился! потому и сюда кусочки.
алланон-андер.
после оканчания

Он задержался во дворце. Никто не спрашивал, не шептался за спиной. Будто так все и должно было быть: король и его маг – защитник, всегда рядом. Он направлял молодого короля, поддерживал, как опытный садовник, чутко следил, чтобы из молодого саженца вышло красивое сильное дерево. На совещаниях, советах, обсуждениях вопросах государственной важности он присутствовал тихой тенью, говорил только, когда его спрашивал король. А король спрашивал, и смотрел, и искал общества.
Алланор заменил ему семью, потихоньку заполнил все недавно образовавшиеся пустоты: брата, отца, племянницы, любимой. Алланор давал поддержку: то словом, то советом, то делом, то преклоненным коленом. Однажды, после пламенной речи короля перед новобранцами, он обнял короля в его покоях. Маска невозмутимости слетела с недавно хладнокровного лица, глаза дрожали водной заводью. Король посылал своих людей, молодых юношей, на бой из которого многие не вернуться.
- Хорош, король,- пытался улыбнуться он. Голос его дрожал тоже. Тогда то Алланор его и обнял, крепко прижал к себе и не отпускал, пока дрожь не прошла.
- Вы бы видели вашего отца перед первым сражением,- тихо произнес он в светлые волосы.
- Расскажешь как-нибудь,- в голосе почти слышалась улыбка. Дрожь прошла, но из его объятий не спешили выпутываться. Он первый отступил, первый ретировался. Он узнавал звоночки: направленные на него взгляды, улыбки, из которых вот-вот могло вырасти нечто большее, чем дозволено. Такое уже случалось.
Только, неожиданно, впервые, он слышал эти звоночки и у себя.
Объятие, в которое он вступил так ревностно, было предтечей.
Потом на дворец обрушилось проклятие. Алланор видел его, как люди видят дождь, радугу или снег за окном. Он видел этот темный дым, проникающий в тело, вызывающий боль. Проклятье было неловким, нескладным, но яростным. Снять его было просто, только долго. Алланор пошел коротким путем, но болезненным. Направил всю темень на себя.
Он мог поклясться, что не изменился в лице, не изменился в походке, вообще не изменился. И никто ничего не заметил. Кроме молодого короля. Тот бросал на него весь день настороженные взгляды, а вечером бесцеремонно ворвался в покои и воззвал к ответу. Когда Алланон ответил, на него обрушился град упреков и шквал ругани, еще ветер от движений короля, который носился по комнате раненым зверем.
- Почему не сказал?- рычал он на него грозно.- Я мог перетерпеть. Мы все бы выдержали. Зачем один, за всех?
Вот это, наверное, был первый звоночек. То, что мысль, предположение о том, что король мог испытывать сотую часть боли, которую испытывал Алланор, была так неприятна. Король подошел к нему и, взяв за локоть, твердо приказал:
- Раздели.
Алланон не собирался подчиняться этому приказу, но королевская кровь не вода, а корона – не кусок металла. Часть боли ушла, и король рухнул, как подстреленный, ему на руки. «Стража»- закричал Алланон, лихорадочно пытаясь вернуть вырвавшуюся энергию обратно.
Молодой король очнулся полчаса спустя, когда Алланону удалось вернуть всю боль в себя. Та, наконец, начинала рассасываться. Лицо короля было белым, как простыня, на которой он лежал, а взгляд острый и злой.
- Верни,- только и сказал. Алланон на всякий случай отодвинулся.
- Я сильнее. Скоро пройдет,- и скорее встал со стула, на котором просидел эти полчаса у кровати,- это не ваша битва. Моя.
И прятался от короля весь остаток вечера. А когда луна уже ярко горела на небе, пришел к Эмбер, где знал, чуял, что король будет там.
Тот сидел на толстом корне, прислонившись к дереву, покосился на вновь прибывшего, и только спросил:
- Все?
- Все,- согласился Алланор, садясь рядом.
-Козел,- обиженно фыркнул король.
- Мальчишка,- усмехнувшись, ответил Алланор.
Король задержал на нем взгляд.
- Сколько тебе лет, Алланор?
- Много, - пожал плечами тот,- фактически, лет триста, по делу… лет пятьдесят будет. Может меньше.
Брови домиком и потрясенный взгляд.
- А семья? Откуда ты родом? Когда день твоего рождения?
Этот любопытствующий интерес был знаком. И этот пронизывающий взгляд. И голубые глаза, медовые волосы, вздернутый нос и веснушки, прячущиеся до сильного солнца. Красотой король пошел не в отца.
- Вы так похожи на свою тетю,- улыбнулся он.
- Расскажи мне о ней,- тут же загорелись любопытством голубые глаза. - Вы встречались?
- Там все сложно было,- попытался уйти от ответа Алланор и стал рассказывать о Пирии. О том какая она была, каким был старый король, королева.
Они досидели до рассвета, когда король спросил задумчиво, сможет ли он найти хоть что-нибудь, какую-нибудь частицу его тети. Последние его потери в семье: брат, отец, племянница, предполагали похороны с пустыми гробами.
- Прости, милая,- погладил он дерево,- но говорить всем, что ты стала деревом, было слишком… недипломатично.
Тонкая веточка, будто невзначай, прошлась по его волосам без короны. Король рассмеялся. Было приятно слышать его смех, видеть улыбку.
Он нашел останки, ту малость, что осталось от некогда прекрасной женщины. Они похоронили ее тихо, строго, по-семейному. Алланон стоял сзади и справа, всегда готовый подставить плечо.
Потом они вспоминали ее еще раз, теперь уже как ее помнил король, и опять досидели до рассвета.
Были ли эти ночные посиделки вдвоем у дерева звоночком? То как приятно Алланону стало проводить время в королевском обществе? Или считать звоночком тот момент, когда он стал запоминать во что, тот был одет, мог точно сказать цвет волос со всеми оттенками на свету? Или это было простое дружелюбие и острая наблюдательность?
Теплый взгляд короля в его сторону был не в счет. Другая сторона, заинтересованная в нем, была всегда. Но вот собственное потакание этому взгляду… Пугало? Настораживало? Сбивало с толку? Алланон не привык, не знал, как реагировать на то хрупкое, звонкое, жаркое, что пробивалось в его груди. Молодой король ему нравился. Точка.

@темы: маг и король, Фанфики

URL
Комментарии
2016-12-15 в 01:10 

Janosh Falk
меня обидеть может каждый не каждый выживет потом а если выживет то очень с трудом
А ты читала книжку? Она местами ну просто УЖАСНо слешная. Я понимаю что она написана черти когда и автор вероятнее всего не имел этого в виду..но...НО...

2016-12-15 в 01:12 

Janosh Falk
меня обидеть может каждый не каждый выживет потом а если выживет то очень с трудом
Фик чудесен. Прям очень очень. :-) Еще одному любителю кину ссылочку если ты не против.

2016-12-15 в 01:35 

светлые_сумерки
не, не читала. в девяностых, если она оттуда, вообще чудесное время для бромансов было))

конечно давать! и мне давать, если еще фики по ним есть! я ж ни одного по ним не читала! а по дайрям поиск ужасно работать стал, да и закрываются многие.

а я все не могу дойти выразить восхищение максу за кроули с ангелом. два мегапрекрасных фика. и матчасть про синатру - :heart:
и трепетно люблю неоконченную вещь по стренджу с норрелоом. она такая вхарактерная, тонко стилизованная, с чисто английским юмором и прекрасными отношениями, и еще с сюжетом! магией! юмором! джентельменством! поцелуем! о какой там поцелуй, и какие там бормотания-извинения после оного))) пользуясь случаем - благодарю за такие яхонтовые вещи.

URL
2016-12-17 в 19:26 

Quellgeist
Несмотря на то, что я гениален и идеален, самокритика тоже моя сильная сторона.©
красивая чувственная история :inlove:

   

Полный хаос

главная